Gerristio
Ни один запой не может длиться вечно: иногда приходится идти за алкоголем. ©
Кто-то, может, скажет: «Куда полез?
Там опасно, плохо, ветра, гроза…»
Но блестят иначе мои глаза,
Больше не смогу обходиться «без»;
Над моей кроватью – высокий лес,
А внутри него – чудеса.

Для кого-то ночь – это время сна,
Для меня – самый долгий путь.
Можно постоять, посмотреть, свернуть.
Потянись вперёд – впереди стена,
Темнотой и лавром оплетена…
Улыбнуться – и сквозь шагнуть.

Глянь: за ней – большой лабиринт дорог,
Миллионы каких-то мест.
Так зайдёшь, бывает, в пустой подъезд,
А тебя такое там ждёт – что ох.
Открывай все двери, ступай на мох,
Разве только не надоест.

Здесь возможно всё, рамки лишь в тебе:
Можно прыгать, бежать, летать,
Обходить по кругу, таить, скрывать,
Перерыв взять маленький на обед,
Перебить случайно себе хребет
И сначала игру начать.

Здесь всё равно зыбко: туман, гранит.
Иногда берёт здесь такая жуть,
Что – смотаться б только куда-нибудь…
Но пока так ласково лес шумит,
Так зовёт, так ждёт и благоволит –
Он сумеет меня вернуть.

И – в который раз предо мной стена,
И не надо каких-то слов:
Я шагнуть опять за неё готов,
Даже пусть всё выше теперь цена.
Для кого-то ночь – это время сна,
Для меня это – время снов.

--------------
Основная часть стихотворения мне попросту приснилась, но во сне оно было явно лучше, чем на самом деле вышло. Впрочем, это объяснимо: пока писал, меня то и дело дёргали на какие-то разговоры, не давая до конца сосредоточиться. Как правило, я довольно многофункционален и могу одновременно что-то писать, о чём-то разговаривать, следить за жарящейся картошкой, планировать выходные и обдумывать последние сделанные практики - например. Но в тексты для нормального с ними контакта и нормального их воплощения неплохо бы всё же погружаться полностью.
Конечно, можно напрямую попросить меня не трогать 10 минут, но мне как-то неловко. Я странный.